История развития артроскопии в России

Российское артроскопическое общество (РАО) стало первым профессиональным объединением, которое консолидировало отечественных специалистов с целью развития и распространения методов артроскопии в травматологии и ортопедии в нашей стране. Гурам Давидович Лазишвили стоял у истоков создания РАО.

— Всероссийское артроскопическое общество создано в 1996 году. Что этому предшествовало? Когда вообще в нашей стране появилась артроскопия?

— В мире артроскопия начала широко и активно развиваться в 80-е годы прошлого века. Одновременно в Европе, в Америке, в Японии произошли в буквальном смысле научно-технические революции. И такой бурный научно-технический прогресс позволил вывести эндоскопию в современный рутинный метод диагностики и лечения разнообразной патологии суставов. Что касается нашей страны, то первые шаги были сделаны в 90-х годах прошлого века. Серьезно заниматься артроскопией начали в Центральном институте травматологии (ЦИТО), в отделении спортивной и балетной травмы, которым руководила легендарная женщина Зоя Сергеевна Миронова. В те годы по пальцам можно было пересчитать тех, кто занимался артроскопией. Вот тогда я увидел, что это такое. Я только окончил мединститут и, как слепой котенок, не понимал, какую специализацию выбрать. Мне очень понравилась артроскопия, потому что для нас это была абсолютно новая область лечения патологии суставов.

— Вы уже тогда поняли, что за артроскопией будущее?

— Однозначно. Я так этим загорелся! В начале 90-х у нас в стране все было в дефиците, в том числе медицинское оборудование и инструментарий. И мы, врачи-энтузиасты, покупали необходимое на свои деньги, у меня вся зарплата на инструменты уходила. Помню, как ради покупки помпы для подачи жидкости я продал «Жигули» 6-й модели и потом два года ездил на метро. Но я абсолютно об этом не жалею, потому что это позволило мне начать и двигаться вперед. Так мне все это было интересно! Я, собственно, рассказываю не про себя, а даю общее представление о том, как в России развивалась артроскопия.

Была группа врачей — единомышленников, соратников, революционеров. Это, во-первых, ЦИТО, Лисицин Михаил Петрович, Орлецкий Анатолий Корнеевич и их отделение, Королев Андрей Вадимович, Дубров Вадим Эрикович (ныне

главный травматолог Москвы), Гончаров Николай Гаврилович, Лазко Федор Леонидович, Девич Андрей Евгеньевич. Прошу прощения у тех, кого я забыл перечислить! Мы стояли у истоков развития артроскопической хирургии и называли себя энтузиастами. Причем этот энтузиазм был не только у москвичей, и в других городах тоже были такие врачи, потому многие понимали, что будущее хирургии суставов за артроскопией.

— Когда стало понятно, что артроскопистам необходимо свое профессиональное общество?

— В начале 90-х появилось достаточное количество врачей, которые занимались этой проблемой, и встал вопрос о том, что нужно как-то объединяться. К тому времени уже существовало Европейское общество артроскопии, хирургии колена и спортивной травматологии (ESSKA). И вот в январе 1996 года по инициативе Лисицина Михаила Петровича, которого мы называли «папа российского артроскопического общества» (он был основным идейным вдохновителем), и Перминова Владимира Аркадьевича провели первую учредительную конференцию. На ней было принято решение о создании общества, объединяющего в своих рядах врачей-артроскопистов для обмена информацией и научным опытом. А в апреле мы уже зарегистрировали Российское артроскопическое общество (РАО), и закипела работа. Артроскопия «засосала» нас всех и еще огромное количество молодых врачей.

Эта специализация получила очень бурный всплеск и бурное развитие. Но по-прежнему оставалась серьезная проблема — государственная медицина не стремилась развивать артроскопию. И опять мы всем занимались на голом энтузиазме.

Я никогда не забуду, как в 90-е годы мы поехали на ортопедический конгресс в Америку, тогда только начали внедряться в практику биорассасывающиеся винты. Конгресс сопровождался выставкой — для нас просто невероятного масштаба. И вот я вижу на стенде производителя этих винтов стоит большая прозрачная чаша, а в ней насыпаны эти биорассасывающиеся винты. «Мама родная, — подумал я. — Мы об этом только мечтаем, а у них они россыпью валяются». Я подошел к этой чаше, одну горсточку взял, в карман положил; сделал круг, подошел второй раз, еще горсточку… В итоге у меня оказалось больше 50-ти винтов. Думаю: «Вернусь в Россию, как начну ставить эти винты — буду на белом коне». И тут мы встречаемся за чашкой кофе с Федором Леонидовичем Лазко, я показываю ему, сколько винтов раздобыл. Он смотрит на меня и улыбается: «Я тоже раздобыл. А ты знаешь, что это такое? Леденцы, конфеты». Они конфеты сделали в виде этих биовинтов, а мы из-за своей дикости так попали. Потом я две недели эти винты сосал.

С такого вот уровня мы создавали РАО, начали проводить конгрессы — в первое время каждый год, потом раз в два года. К нам присоединялось все больше и больше врачей. В первом конгрессе в 1996 году участвовало 137 специалистов из 52 городов, из них 86 членов РАО. Через год в обществе состояло уже 126 человек, еще через год — 172. А в 2016м году на юбилейный конгресс Российского артроскопического общества собралось уже более 500 его членов.

— Как шло развитие артроскопии?

— Поначалу основным направлением в артроскопии была хирургия коленного сустава, затем дошло до плечевого сустава, до хирургии мелких суставов, и сейчас артроскопия — это обычный рутинный метод лечения разнообразной патологии суставов.

Между собой наше поколение артроскопистов мы называем «первая волна». Потом уже появилась плеяда молодых врачей, так называемая «новая волна». К ним относятся Олег Николаевич Миленин, Евгений Николаевич Гончаров и многие другие. Это талантливейшие ребята, которые активно включились в работу с новой энергией, современными подходами. Они не только сами развивались и стали специалистами высочайшего уровня, но и очень помогли общему делу. Я с гордостью могу сказать, что без них не представляю артроскопию в нашей стране.

Я долгие годы был ученым секретарем Российского артроскопического общества, и через меня

проходила вся научная программа. В те годы, когда в деятельности РАО произошел определенный спад, молодежь взяла инициативу в свои руки, и появились «АРТРОМОСТ», АСТАОР, которые дали второе дыхание, внесли свежую струю в развитие артроскопической хирургии в России, смогли заинтересовать и сплотить вокруг себя врачей. Конечно, тут уже на помощь пришел зарубежный научно-технический прогресс — новое оборудование, новый инструментарий, самые современные технологии. И вот это мы называем «новой волной». На этой волне ожило Российское артроскопическое общество и сейчас ведет активную работу.

К сожалению, несмотря на наши достижения в артроскопии, во многих вопросах мы сильно отстали, особенно в последние 5 лет. Кризис и санкции осложнили внедрение на российском рынке прогрессивных зарубежных технологий, поэтому многое из того, с чем сейчас работают иностранные специалисты, нам недоступно. И самое неприятное, что основные помехи создает наша же система здравоохранения. То законодательная база мешает, то экономические аспекты, и возникает замкнутый круг. Поэтому современный российский врач очень напоминает Дон Кихота, который сражался с ветряными мельницами. Но я очень надеюсь, что система государственной медицины со временем изменится, и поменяется отношение к нам, врачам.

— На каком-то этапе развития артроскопии государственная поддержка все-таки появилась?

— В период модернизации здравоохранения было закуплено значительное количество артроскопического оборудования, инструментов, которые появились во многих клиниках, и тогда встал вопрос их грамотной эксплуатации. Российские врачи активно стали заниматься артроскопией, и мы начали пожинать отрицательные плоды их деятельности. Дело в том, что по программе модернизации здравоохранения у государства появились определенные обязательства перед населением по обеспечению граждан бесплатным высокотехнологичным лечением.

— Врачи были не готовы к этому?

— Именно так. Молодому врачу, который еще толком ничего не умеет, дали нормы по количеству обязательных к выполнению операций. Естественно, вследствие этого резко выросло количество неудачно пролеченных пациентов. Но в то же время увеличилось количество врачей, которые научились оперировать.

— С тех пор уровень квалификации врачей возрос?

— Смысл создания артроскопического общества был не только в том, чтобы доносить до специалистов информацию о том, что происходит в мире артроскопии, но еще и в том, чтобы обучать врачей. Долгое время это просто негде было делать, не было никаких образовательных центров и курсов. Вот, например, в ГКБ № 1, где я работаю, в 1997 году создали учебный курс по артроскопии, в 2007 году мы уже организовали учебный центр, но не за счет государственных средств, а при поддержке компании KARL STORZ.

За 10 лет у нас прошли обучение более 500 врачей со всей России, из стран СНГ и ближнего зарубежья. У современной молодежи есть возможность учиться у грамотных специалистов в нашей стране. И я имею в виду не только нас — тех, кто стоял у истоков российской артроскопии, но и профессионалов из «новой волны», у которых и нам есть чему поучиться — современным подходам, современному мышлению. И вот для этого существуют сейчас такие организации, как «АРТРОМОСТ», АСТАОР и Российское артроскопическое общество.

— Существует ли между этими организациями конкуренция?

— Конечно, какая-то форма конкуренции есть, но это здоровая конкуренция, которая стимулирует профессиональный рост, каждый стремится стать лучшим. Очень много молодежи сейчас выросло буквально на глазах, и это у меня вызывает чувство гордости. Бытует мнение, что в России медведи в ушанках ходят, но нет, у нас сегодня есть врачи, которые могут дать фору многим зарубежным специалистам. И я вижу, что артроскопические мероприятия с каждым годом становятся все лучше. Причем уже все эти наши объединения являются официальными подразделениями ряда европейских сообществ, представители которых официально приезжают на наши мероприятия и делают их еще более насыщенными.

— На ваш взгляд, зарубежные специалисты приезжают на российские конференции только с тем, чтобы научить наших врачей чему-то новому? Или они уже ожидают, что и российские коллеги могут их чем-то заинтересовать?

— Я очень надеюсь на это и очень хочу считать, что это так.


Интервью подготовлено и опубликовано в журнале Opinion Leader  #6, 2017.
Фото из личного архива проф. Г. Д. Лазишвили


Прислать свою статью

Нажимая кнопку «ОТПРАВИТЬ», вы подтверждаете, что ознакомились с требованиями к публикациям, а также, в соответствии со статьей 9 ФЗ РФ от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных», даете свое согласие на обработку персональных данных.

Спасибо!

Ваш материал успешно отправлен!

Благодарим Вас за оказанное доверие - спасибо, что Вы с нами! Возможность размещения Вашего материала будет рассмотрена в ближайшее время, мы оповестим Вас о его размещении по электронной почте username@mail.ru

Ошибка!